Библиотека им. А. С. Пушкина

Сага о жизни — «Кристин, дочь Лавранса»

«Кристин, дочь Лавранса» норвежской писательницы — это сага о жизни одной женщины с малых лет и до глубокой старости. Именно за эту книгу Сигрид Унсет была удостоена Нобелевской премии по литературе в 1928 году.

«КРИСТИН, ДОЧЬ ЛАВРАНСА» — трилогия норвежской писательницы Сигрид Унсет о женской судьбе: от рождения – до последнего вздоха.

«…о Сигрид Унсет – читали ли Вы ее? Замечательная книга… Лучшее что написано о женской доле. Перед ней Анна Каренина – эпизод. Когда-нибудь да эту книгу приобрету. После нее долго ничего не хотелось читать…»

«…только что получила книгу… — огромное счастье, сбывшаяся мечта… Смотрю и не верю (что – моя, что не нужно отдавать)… Так книгам я радовалась только в детстве…»

Так благодарила Марина Цветаева Анну Тескову, друга, дарительницу одной (второй) книги этой трилогии.

Вот и я говорю так же, получив сегодня по почте три чудодейственные книги, изданные в 1962 году: мою мечту исполнила любимая племянница Оленька, отыскав их аж на букинистическом сайте (на иных – в диковинку).

Любимейшую Маринину вещь я когда-то, несколько лет назад, уже спрашивала в библиотеке, — ее не оказалось. Осенью прошлого года, разыскивая что и не вспомню, я – чудным образом – оказалась у стеллажа с дарами читателей (!) и – обомлела: прямо на меня смотрела Кристин, дочь Лавранса! Много месяцев я держала драгоценность у себя, для срок – за сроком. Продлевали: никто не спрашивал!

Между тем, в начале прошлого века Сигрид Унсет получила за «Кристин…» Нобелевскую премию и трилогия была переведена на все европейские языки. Вещь – историческая: события в северной стране разворачиваются в начале 14-го века. Но: «…Далекое прошлое в обстановке, быте, психологии людей только оттеняло то общее в их судьбах и в отношениях между собой, что роднит человека с человеком во времени и пространстве…» (из предисловия к уже моему – раритетному – изданию).
До исполнения мечты (книгу – в собственность!) мне пришлось довольствоваться ксерокопиями некоторых страниц из нее.
Вот, с некоторых из них, частички диалогов между главными героями в разные периоды их жизни:

1) «…Кристин снова разрыдалась.

— Ах нет!.. Отец, отец мой, неужели я уж больше никогда в жизни не увижу вас!..
— Ну, господь да будет с тобой, Кристин, чтобы мы все встретились в оный день – все, кто дружил с нами в жизни, — всякая душа человеческая… Не печалься больше, Кристин, о том, в чем ты должна раскаиваться передо мной! Но вспоминай об этом, когда подрастут твои дети и тебе, быть может, будет казаться, что они относятся к тебе или к отцу своему не так, как вы считали бы нужным. Вспомни тогда и о том, что я рассказывал тебе о своей молодости. Я знаю, крепка твоя любовь к ним, но ты всего строптивее, когда любишь всего больше, а в твоих молодцах живет своеволие – это я видел, — сказал он, улыбнувшись…»;

2) «…В эту ночь, когда супруги улеглись в постель, Эрленд крепко обнял жену.

— Кристин, моя Кристин… Не убивайся же так из-за этих твоих сыновей, разве ты не видишь, любимая, какая закваска у них в крови? Ты вечно глядишь на них так, точно боишься, что их дорога лежит между плахой и виселицей. Тебе ли не радоваться теперь, после долгих лет, полных мук, забот и тревоги, когда, не зная отдыха, ты вынашивала, выкармливала и выхаживала своих сыновей? Но тогда ты не уставала рассказывать всем и каждому про маленьких пачкунов, а теперь, когда они выросли красивые, умные молодцы, ты ходишь среди них, точно глухонемая и едва отвечаешь, когда они заговаривают с тобой. Прости меня боже, можно подумать, что ты стала их меньше любить с тех пор, как тебе нет нужды беспокоиться о них и красавцы сыновья выросли тебе на радость и утешение…
Кристин не нашла в себе сил для ответа…»

Последний их сын, седьмой, будет зачат в ночь любви, но в короткий – как миг – перемирия между двумя г о р д ы н я м и. Не увиденное отцом, дитя умрет. В это время Эрленд будет находиться в добровольном «изгнании», далеко от дома за укор от жены, что живет он в ее усадьбе, а не в его, — утерянной им по своей недальновидности. А Кристин, не ведавшую о том, что ее обвиняют в измене мужу, начнут преследовать люди и церковь. И только тогда Эрленд спустится с гор защитить честь жены и – погибнет.

Как не согласиться с безупречным читательским вкусом Марины Цветаевой, ее взыскательностью и непримиримостью! — «Кристин, дочь Лавранса» — самое что ни на есть ж е н с к о е чтиво: на тогда, на сегодня и на завтра.

Что еще? – В конце трилогии приходит осознание, что Кристин, любившую только мужа, любили (боготворили) еще четверо мужчин – один другого достойнее. Любовь первого и второго она отвергнет, о любви четвертого и пятого не догадается, не узнает.

Вы полюбите Кристин, дочь Лавранса, отражающую – как в зеркале – каждую из нас.

P. S. После проставленной точки – мысль: нобелевскую премию присуждает сообщество, поголовно состоящее – из ученых… мужей! Выходит, что Кристин – милую Кристин! – полюбили уже не пятеро, а великое множество мужчин.


Количество просмотров записи: 👁 15
ПОДЕЛИТЬСЯ ЗАПИСЬЮ:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.