Библиотека им. А. С. Пушкина

Рут Озеки «Моя рыба будет жить»

Для сущих во времени
Рассыпаны слова…
Разве это опавшие листья?

Рут Озеки

Япония — завораживающая и не всегда понятная. Литературный процесс – не исключение. Но знакомство с японскими авторами и культурой Японии стоит того, чтобы взять в руки книгу. Погружение через призму печатного текста в мир японской культуры, неторопливого течения времени, сжатого временного промежутка между годом сегодняшним и годом каким – то там еще…

Все это можно найти в романе американской писательницы японского происхождения, буддийского священника и лингвиста Рут Озеки «Моя рыба будет жить». Это первое произведение иностранного автора на иностранном языке, получившее литературную премию в России («Ясная Поляна», 2015)

В романе две героини, одна из которых читает дневник другой. Рассказ ведётся попеременно от лица Рут и Нао. Рут (ее образ частично списан с самой Рут Озеки) живет на острове близ Канады, где находит на берегу дневник японской школьницы (Нао), в котором та рассказывает о своей непростой жизни, а также о своей прабабушке – анархистке, феминистке и писательнице, «новой женщине эпохи Тайсё», а ныне –104-летней буддийской монахине, и ее погибшем во Вторую мировую войну сыне.

Есть здесь и котики (обычные и Шредингера), дзэн-буддизм, философия Догэна, экология, и психология, катастрофы и прочая, прочая… Это история борьбы постороннего между культурами, личной и глобальной катастрофой. История об эфемерной природе бытия. «Когда вы видите, как здания рушатся, – говорит автор романа, – это потрясает ваше представление о времени и пространстве».

«Жизнь полна историй. Или, может, жизнь — это только истории»

Это роман о времени. Перекличка с Марселем Прустом. Дневник, который ведет 16 – летняя героиня спрятан под обложкой книги Марселя Пруста «В поисках утраченного времени»: «Ты знаешь, что такое временное существо? Ну, если ты дашь мне минутку, я объясню. Временное существо – это кто-то, кто существует во времени: ты, я, любой, кто когда-либо жил или будет жить».

Роман канонически-японский с размышлениями о бренности всего сущего создает ощущение нескончаемой бесконечной истории, которая повторятся со всеми и с каждым в течение одной земной жизни, ради поисков ответов на вопросы, не всегда задаваемых вслух…

Эдакое медитативное погружение в текст, в особый японский колорит, где слова и выражения передают отличный от западного взгляд на мир.

«Каждое мгновение значит неизмеримо много для всего нашего мира».

«Иногда, чтобы сказать, что у тебя на сердце, — говорит Рут словами героини, — слова не нужны». Так и с текстом… иногда, чтобы получить скрытое знание, прямые указания не нужны. Оно будет где – то между первым слогом и последним абзацем. Но обязательно будет. «Машинописный текст предсказуем и не несет отпечатка личности — информация передается глазу читателя механически. Рукописные строки, напротив, сопротивляются глазу, медленно обнажая смысл, — они интимны, как прикосновение к коже».

При чем тут рыба, скажите вы?.. Героиня романа описывает свои чувства – отчаяние, печаль и парализующий страх – как редкие трепыхания большой холодной рыбы в животе. Где – то там, глубоко внутри, у каждого из нас живет множество больших и маленьких рыб. Только в наших силах сделать так, чтобы большая холодная рыба не трепыхалась и осталась жить.

«Во Вселенной все постоянно меняется, и ничто не остается прежним, и мы должны понимать, насколько быстро течет время, если хотим пробудиться и по-настоящему прожить свои жизни»

Роман как прекрасная концепция японского понятия «котодама» – души слова. Дзен? Пожалуй, да. Читайте! Счастье есть!


Количество просмотров записи: 👁 29
ПОДЕЛИТЬСЯ ЗАПИСЬЮ:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.