Библиотека им. А. С. Пушкина

«Картинные девушки. Музы и художники: от Рафаэля до Пикассо» Анна Матвеева

Автору отзыва позировать художнику, когда и заняться нечем и оставаться наедине с собственными мыслями, не всегда легко, скорее тяжко – никогда не приходилось, возможно, поэтому книга так надолго может удерживать и не отпускать читателя. Именно к такой книге хочется возвращаться, и она заставит вас думать. А знакомство с музами художников от Рафаэля до Пикассо принесет истинное интеллектуальное и эмоциональное удовольствие. И это будет возможно, если вы прочтете книгу Анны Матвеевой «Картинные девушки». Особенно, если стиль изложения четкий, даже чеканный, в меру сдержанный и тягучий, словно выписки из работ искусствоведа, притом живой и с юмором.
Если бы я ранее не была знакома с прозой уральской писательницы, финалиста премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер», то терзалась бы сомнениями читать или не читать? А мне, как человеку далекому от искусства привлекают именно нюансы человеческого бытия разных эпох, переплетения судеб музы и художника. В книге вы не встретите ни сложной живописной терминологии, ни описания физиологических странностей и прочих измышлений. Да и такая книга, мне не встречалась, где под одной обложкой были собраны восемнадцать муз, моделей, натурщиц великих мастеров живописи. Широкая аудитория зачастую ничего не знает о женщинах с полотен, которых хорошо знает «в лицо». И эта книга Анны Матвеевой написана для меня!

Автор обращается к судьбам натурщиц и муз известных художников:

«Кем были женщины, которые смотрят на нас с полотен Боттичелли и Брюллова, Матисса и Дали, Рубенса и Мане? Они жили в разные века, имели разное происхождение и такие непохожие характеры; кто-то не хотел уступать в мастерстве великим, написавшим их портреты, а кому-то было достаточно просто находиться рядом с ними».

Автор переработала, скажу «перепахала» жизнь натурщиц – «вечных муз и соавторов, а еще главных свидетелей того, как рождались шедевры… Натурщица – полноправная участница как провала, так и успеха любой картины… кем были бы в жизни они?…. Они о многом могли бы рассказать – и о себе, и о художниках и об искусстве… Если бы их конечно спросили». Незаконченные автором фразы, вдумчивые рассуждения без риторических восклицаний любого читателя заставят искать глубинные смыслы и задавать множество вопросов. Как в разное время менялось отношение к наготе в искусстве, что значит быть натурщицей в Париже XIX века или позировать в Нидерландах в XV-XVI вв. И я сразу вспоминаю загадочную маленькую картину нидерландского художника Яна Вермеера «Девушка с жемчужной сережкой», о котором практически ничего не известно историкам и искусствоведам. Благодарность Анне Матвеевой, если бы она перенесла на страницы и краски и запах той эпохи. Уверена, получилось бы все снова блестяще, без лишнего упоения и догматизма, но сильно и страстно.

«Ты не человек, не личность, не женщина. Ты – часть картины, фрагмент замысла» – уверяет нас автор, и мы ей верим. Быть натурщицей – тяжкий труд. Одни, позируя своему мастеру, еще не знали, Мастер ли он? Другие – боготворили всю жизнь, как муза Сальвадора Дали – Гала, она же Елена Дьяконова. Родилась далеко от Испании, в городе Казани, хотя в Национальном архиве нет данных о ее семье. Что заставляет скрывать истинные факты биографии самой Галой, остается лишь догадываться. Анна Матвеева размышляет очень красивым литературным языком, словно вместе договорившись с Галой, хорошо обходит иногда молчанием неудобные темы. А в названии главы книги все же мне слышна легкая ирония – «Гала-концерт».

«Судьба каждой неразрывно связана с судьбой мастера, и, рассказывая о Форнарине, нельзя не говорить о Рафаэле, а история Ольги Хохловой не обойдется без упоминания Пикассо; совсем другим художником мог стать Ботичелли без своей Симонетты, Рембрант – без Саксии, а Модильяни – без Жанны», – уверена Анна Матвеева.

Меня лично потрясла и вызвала негодование история взаимоотношений, пожалуй, самого знаменитого художника XX века испанца Пабло Пикассо и Ольги Хохловой. Революцию в искусстве он совершил совершенно точно, изменил все правила игры. Бунтарь по жизни был Минотавром среди представительниц прекрасного пола, в лабиринте которого автор описывает семь смелых спутниц художника, чьи жизни он разрушает с легкостью. До последней страницы Анна Матвеева «поддерживает» не отпускает жену и музу Пикассо, интеллектуалку и балерину Ольгу Хохлову, впрочем, так и не согласившуюся на развод. «Пикассо не думал скрывать, что постоянно нуждается в женщинах, зависит от них и вдохновляется ими. Натурщицы, любовницы, жены и подруги менялись в жизни Пикассо, как сезоны… Впрочем, одно имя должно стоять в отдалении от прочих – имя женщины, в равной степени любившей и не понимавшей Пикассо. Женщины, так и не смирившейся с тем, что она перестала быть нужной своему Пабло. Женщины по имени – Ольга».
В книге есть любопытные моменты пересказа биографии родителей художников. Есть традиция рассказывать об отце Рубенса, и не у всякого художника отец сидел в тюрьме по обвинению в супружеской неверности с принцессой. И все это автор описывает в контексте тончайшего юмора.

Я ставлю точку и расстаюсь с книгой, а все любовные перипетии, утраты и сомнения, неверие и нагота – пусть парят на картинах Марка Шагала. Скажу совершенно точно – книгу читать!

Анна Матвеева – прозаик, финалист премий «Большая книга», «Национальный бестселлер»; автор книг «Завидное чувство Веры Стениной», «Девять девяностых», «Лолотта и другие парижские истории», «Спрятанные реки» и других.


Количество просмотров записи: 👁 25
ПОДЕЛИТЬСЯ ЗАПИСЬЮ:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.